Содержание
 
Литературный род — термин, использующийся в двух основных значениях. 1) Один из трех — эпос, лирика и драма — способов подражания (Аристотель), предполагающих в каждом конкретном случае определенные точку зрения и характер изображенных предметов: слово либо изображает предметный мир, либо выражает состояние говорящего, либо воспроизводит процесс речевого общения. 2) Литературоведческая категория, систематизирующая художественные произведения разных литературных жанров, выделяющая в них общие поэтические принципы жанрового освоения внеэстетического материала. В первом значении термин продуктивно используется при работе с поэтикой конкретного художественного произведения. Во втором — при работе с более широким контекстом литературы. 

Сходные значения термина выделяет и Н.Д.Тамарченко: «Род литературный — категория, введенная, с одной стороны, для обозначения группы жанров, обладающих сходными и при этом доминирующими структурными признаками; с другой — для дифференциации важнейших, постоянно воспроизводимых вариантов структуры литературного произведения. В русской культурной традиции два способа выделять типы литературных произведений: 1) основываясь на разновидностях, сложившихся исторически; 2) опираясь на теоретическое осмысление возможностей словесного искусства — обозначаются разными словами. Первое — русским словом «род», второе — французским “жанр”» (Тамарченко Н.Д. Род литературный // Литературная энциклопедия терминов и понятий. М., 2001. С.882). 

В частности, первое определение литературного рода предполагает понимание жанра, как поэтической формы, актуализирующей ту или иную родовую формально-содержательную частность: так жанр элегии, относящийся к лирике, предполагает в античности написание особым — «элегическим» — дистихом, а также медитацию на одну из «вечных» тем — жизнь и смерть, любовь и разлука, память и забвение, и т.д.. К лирике относятся также жанры оды, сатиры, баллады, лирической поэмы, позднее — условный жанр лирического стихотворения или лирического фрагмента, который появился как результат крушения жанровой системы, после чего родовое начало стало выступать как организующий поэтический принцип. 

Второе определение литературного рода замыкает явление в рамки описательного литературоведения. В данном случае жанр предстает как первичная поэтическая форма, в которую отливается материал действительности (М.Бахтин). 

Тем не менее, в обоих значениях термин «литературный род» означает определенный ракурс художественного оформления внеэстетического материала. 

«В XIX веке (первоначально — в эстетике романтизма) упрочилось иное понимание эпоса, лирики, драмы: не как словесно-художественных форм, а как неких постигаемых сущностей, фиксируемых философскими категориями: литературные роды стали мыслиться как типы художественного сознания» (Хализев В.Е. Теория литературы. М., 2002. С 332). Так Ф.Шеллинг лирику соотнес с бесконечностью и духом свободы, эпос — с чистой необходимостью, в драме же усмотрел своеобразный синтез того и другого. У Гегеля лирика раскрывает сферу субъективного, эпос — объективного, драма — опять же синтезирует эти начала. В России одним из первых популяризатором идей Гегеля был В.Г.Белинский. Если в античности род литературы был частью поэтики, то в эпоху романтизма содержание этого термина определялось уже в сфере философии искусства. 

Однако на уровне поэтики произведения категория литературного рода раскрывается на всех уровнях произведения, что отмечает В.Кожинов: «Понятия о событии, действии, душевном состоянии — это именно исходный пункт: сами по себе они не могут охарактеризовать природу эпоса, драмы, лирики. Ведь, в конечном счете, это категории самой реальной жизни. Ясно, что в произведении они становятся художественной реальностью. Но в том-то все и дело, что для этого они должны претвориться в материю и структуру сюжета, композиции, речи. В эпосе и драме «событие» и «действие» предстают не как таковые, но как эпическая или драматическая фабула; «состояние» предстает в лирике как лирический сюжет. Точно также опредмечиваются эти категории и в своеобразных формах речи, характерных для каждого рода, и в специфических принципах художественного времени и темпа, и в способе композиционной организации, и даже в мере объема произведения» (Кожинов В.В. Теория литературы. Основные проблемы в историческом освещении. Роды и жанры литературы. М., 1964. С.46). По замечанию Н.Д.Тамарченко, тот или иной литературный род на уровне произведения раскрывается в особой взаимосвязи «тематической сферы произведения (типические свойства хронотопа и сюжета), его речевую структуру (место и роль основных форм авторской речи и речи персонажей) и границу (в основном временну´ю и смысловую) между миром героем и действительностью автора и читателя» (Тамарченко Н.Д. Методологические проблемы теории рода и жанра в поэтике ХХ века // Теория литературы. Т.3. Роды и жанры. М., 2003. С.82). 

Каждый из трех литературных родов предполагает определенные модели «произведения как такового». Например, лирика одновременно это — «тип высказывания, при котором говорящий «не меняет своего лица»; литературный род, характеризующийся структурно-содержательным принципом «субъективности»; наконец, род литературы, отличающийся специфическим типом отношения («нераздельностью — неслиянностью») автора и героя» (Бройтман С.Н. Три концепции лирики (проблема субъектной структуры) // Известия РАН. Серия литературы и языка. 1995. Т.54. №1. С. 28). В основе понимания драмы лежат категория катарсиса, теория развивающегося по определенной логике драматического действия и представление об особенностях драматического слова. Понимание эпоса складывается из особенностей сюжета и специфического именно для данного рода литературы такого речевого явления, как повествование. 

В рамках исторической поэтики изучается генезис литературных родов. Одним из первых в русском литературоведении к данной проблематике обратился А.Н.Веселовский. Русский ученый пишет об эпохе синкретизма, когда будущие литературные роды были неотделимы друг от друга в едином обрядовом действе. (Веселовский А.Н. Историческая поэтика. М., 1989). Проблематику А.Н.Веселовского продолжает О.Фрейденберг: «…Поэтические роды имеют свою праисторию, в которой еще отсутствует между ними различие. Сперва поэзия поется и пляшется; это период, когда эпос неотделим от лирики, лирика от драмы. Хорическое начало обряда, состоящее из хора и запевалы, порождает попеременность, чередование (амебейность) стихов и запевов, ведущее к рефренам и повторениям отдельных строф. Сперва из синкретического обряда выделяются лироэпические элементы, распадающиеся далее на эпос, а там и на лирику. Генезис эпоса — «в племенном самосознании» <…>; он складывается из маршевых и военных песен, из заплачек, из песен о вождях. Первый певец — это дружинник, хранитель предания; далее это скоморох, воспевающий того, кто ему платит <…> Выделение из синкретического действа элементов эмоциональной взволнованности приводит к созданию лирики; лирическое начало – это проекция коллективного «я» на поэта, это «коллективный субъективизм». <…> Наконец, драма — это не самая молодая, а напротив, наиболее древняя часть, выделившаяся из синкретического прадейства на почве культа» (Фрейденберг О. Поэтика сюжета и жанра. М., 1997. С.19). 

В современном литературоведении существует точка зрения, согласно которой категория литературного рода понимается как наиболее глубинная характеристика литературы: «В движении художественного сознания разных эпох, при всех переплетениях литературного развития, симбиозах, сочетаниях фундаментальным и незыблемым свойством литературы остаются ее родовые начала, они существуют извечно. В отличие от них жанровое мышление — величина не столь постоянная» (Теория литературы. Т.III. Роды и жанры. М., 2003. С.4).